Кривой Порог
Не щади рукав...
Я стал приходить к ней едва ли не всякий вечер после того, как заканчивал все дневные работы. Это было не очень-то трудно: я ухитрялся расправиться с ними до заката. Куда как труднее было другое: ускользнуть от цепкого взгляда отца, которому - я видел это! - была не по нутру моя вечерняя деятельность Я помню один вечер. Вечер, когда я вернулся с работ в поле голодный и усталый, а отец схватил меня за шкирку и вышвырнул из дома. Он слишком много выпил, от него несло деешвым пойлом - где в нашей деревне взять дорогое? Я был бы не удивлен, если бы не один момент: он начал уходить из дому под вечер. Мать вздыхала, но ничего не говорила, да и верно - как поспоришь с мужем, у которого, к тому же, крепкий кулак?

Я выследил его. Он ходил к ней, к её дому и возвращался всегда к рассвету. Я почему-то не думал, что он разговаривал с ней, как и я. Возможно, именно поэтому он и начал бросаться на меня. Ему не хотелось, чтобы я ходил тоже.

Я был голоден, но дверь более чем красноречиво захлопнулась у меня перед носом, а в ушах все звучала отцовская оплеуха и его же наставление: "лучше бы ты к Лендеру ходил,чем к этой потаскухе!"
Я бы пошел к Лендеру, говоря начистоту, но у него тоже есть отец, которому вряд ли понравится, что один из дружков его сына заночует на сеновале. Говоря откровенно, я не очень-то хочу спать на сеновале, да и зачем, если можно - в доме?

Рокди открывает мне дверь. Коротко свистит, увидев мою встрепанную и раскроенную физиономию, но ничего не спрашивает. Кивком указывает мне на лавку и я не успеваю посидеть минуты, как она выносит мне здоровенный ломоть хлеба, истекающий горчицей. Поверх него - огромный кусок свинины. Я забываю поблагодарить и впиваюсь в него зубами. Рокди криво ухмыляется и спрашивает:
- Неладно с папашей?

Я пожимаю плечами. Говорить не хочется, хочется есть. Лишь утолив голод, я поднимаю на неё взгляд и задаю вопрос, за который и она может выставить меня из дому:
- Зачем ты пускаешь к себе моего отца и других мужчин?

Она не выставляет. Пожимает плечами. Хмыкает:
- Не поймешь, но я попробую рассказать. Они все разные, и приносят разное. От одного пахнет полем, другой гнет руками железо. Они говорят - порой неосознанно, и оставляют свои воспоминания. Я переживаю их.

Я действительно не понял её тогда, не понял всего того, что она имела в виду. Не понял, как может остаться на твоих пальцев тепло колосьев, если ты никогда не был в поле, или - как прогнутся под твоими руками металлические прутья, если ты - слабая девушка, не державшая в руках ничего, опасней вилки?
Теперь-то я понимаю. Теперь я могу понять, что именно ей было нужно в нашей деревне. Я понимаю, как хотела она прожить много-много жизней за одну, как рвалась в разные стороны и рвала своё сердце. Своё беспокойное сердце.


@темы: Король-скала с цветком в зубах, Здесь много радующих лиц, Кривой Порог